Свяжитесь с нами:
+972-3-978-80-06
Свяжитесь с нами:
+972-3-978-80-06
Мы в социальных сетях:

Сравните цены на лечение в клиниках Израиля и сэкономьте до 30% от стоимости!

1
2
Государственные
Частные

Сомневаетесь какую клинику выбрать?

Введите Ваш номер телефона и получите бесплатную консультацию по выбору клиники и врача за рубежом!

  • Это поле используется для проверочных целей, его следует оставить без изменений.

Израильские врачи помогли петрозаводчанке с четвертой стадией рака желудка

06.05.2019

33-летняя Юлия Иванова, жительница Петрозаводска, у которой в начале этого года обнаружился рак желудка на продвинутой стадии, недавно вернулась из Израиля, где на собранные неравнодушными соотечественниками деньги проходила обследование и лечение в одной из ведущих больниц страны. Она рассказала о своем опыте лечения за рубежом и поделилась мнением: стоит ли в безвыходной на первый взгляд ситуации ехать за врачебной помощью за границу.

С прошлой осени Юля стала отмечать дискомфорт и периодические боли в желудке. Когда в январе стало совсем невмоготу, обратилась к врачу, а уже 1 февраля получила страшный диагноз, который звучал как приговор: «недифференцированный рак желудка 3-4 стадии с поражением регионарных лимфоузлов». С этого момента жизнь перевернулась с ног на голову. «Думаю, каждый человек, которому ставят онкологический диагноз, испытывает колоссальный страх, – говорит Юля. – После ужасной новости было совсем тяжело. Не только мне, но и всей семье: мужу – у нас маленькие детки, близнецы, – родителям».

Единственными, кто не опустил руки, были Юлины подруги. Пока длилось обследование, они перелопатили в интернете уйму информации о самой болезни и существующих вариантах лечения. Параллельно они планировали создать группу в одной из соцсетей и там начать сбор средств на лечение, но Юля не разрешила. Несмотря на ухудшающееся самочувствие, она поехала в Санкт-Петербург на обследование. Там у нее открылось внутреннее кровотечение – женщину в экстренном порядке госпитализировали.

Вернувшись в родной Петрозаводск, Юля легла в местный онкодиспансер, где ей провели первый курс химиотерапии. После ударной дозы токсичных препаратов стало еще хуже. «Я проспала почти сутки, ничего не помнила и не понимала, в голове туман. Болеутоляющие, которые мне давали, не помогали», – вспоминает она первую «химию».

Отчаявшись, она согласилась на предложение подруг создать группу, чтобы начать собирать деньги на лечение в одной из ведущих больниц Израиля. Сумма, которая требовалась для обследования и лечения за границей, для молодой семьи была неподъемной. Но благодаря неравнодушию людей – деньги собирали всей Карелией – всего за неделю удалось собрать половину нужной суммы. С этого момента, как признается Юля, у нее появилась маленькая надежда: «Я ухватилась за эту возможность, как утопающий за соломинку. Поверить хотя бы в крошечную вероятность благоприятного исхода, когда все вокруг говорят, что моя болезнь неизлечима, было непросто. Но я продолжала верить, и вместе с близкими мы начали поиск клиники».

Юлины подруги нашли подходящую больницу в Израиле и договорились о консультации с врачом, после чего оперативно нашли и зарезервировали отель, купили авиабилеты и заказали машину из аэропорта. Одна из них вызвалась сопровождать Юлю в поездке – из-за постоянных болей ее самочувствие в то время было неважным, и одна в чужой стране она бы просто не справилась. За малышами все это время присматривали муж и родители.

Юля, хоть и верила в чудо, старалась не сильно обнадеживать себя. «Там придется пересдать анализы, но не думаю, что результаты будут сильно отличаться. Хотя медицинские технологии в Израиле, наверное, лучше, – думала перед отъездом. – Я не надеюсь на полное излечение, но хотя бы продлить жизнь… 30 марта у детей день рождения, два года, хотелось бы к этому времени вернуться».

И она успела. Меньше, чем за три недели, Юля прошла нужные обследования и получила назначения израильских врачей. Ко дню рождения сына и дочери она уже была дома, а несколько дней спустя согласилась поговорить о поездке.

Юля, вы не пожалели, что поехали лечиться в израильскую клинику?

Конечно, нет. Основной целью было узнать мнение о моем диагнозе других врачей – и не просто врачей, а экспертов с мировым именем. Там совсем другое отношение: мне все детально растолковали, объяснили, какие существуют варианты в моем случае, какие у каждого из них преимущества и недостатки. В израильской клинике мне поначалу предложили дополнительный метод лечения, о котором в нашем онкодиспансере никто не знает, но, увы, анализы показали, что мне он не подойдет.

Единственный минус поездки – если это можно так назвать – заключался в том, что я очень скучала по семье, все время хотелось домой, несмотря на то что с родными мы постоянно были на связи. Я там пробыла чуть меньше трех недель, но казалось, будто несколько месяцев. Рада, что успела вернуться ко дню рождения близнецов.

Израильские врачи откорректировали мне схему химиотерапии – подобрали более щадящие препараты, а вместе с ними и более эффективные болеутоляющие средства. Это было очень важно, поскольку дома я страдала от сильных болей, а те анальгетики, что назначили местные врачи, не облегчали моего состояния. В Израиле подобрали правильные препараты, причем не опиоидные, которые сразу помогли. Я привезла их с собой, к счастью, дозировка небольшая, думаю, на несколько недель хватит.

Сейчас я себя чувствую более-менее хорошо – гуляю с детьми, снова начала водить машину, хотя до этого больше месяца не садилась за руль. Не сравнить с тем состоянием, в котором я уезжала в Израиль. Планирую в ближайшие дни сходить в нашу больницу, чтобы там посмотрели состав израильских обезболивающих и подобрали что-то похожее, в противном случае нужно будет заказывать оттуда. А это само по себе недешево, плюс расходы на доставку.

Какими были ваши первые шаги по прибытии в Израиль и что предложили местные специалисты?

Пациентку с 4 стадией рака спасли в ИзраилеПодруги заказали трансфер, так что в аэропорту нас встретили и отвезли по нужному адресу. В принципе можно было добраться и поездом, но я бы вряд ли выдержала дорогу – настолько плохо мне было. Уже на следующий день состоялась консультация с врачом, кстати, он говорил по-русски, так что переводчик не понадобился. Затем проходила нужные обследования, делали специальные тесты, чтобы посмотреть, как организм реагирует на те или иные лекарства – и химиопрепараты, и обезболивающие.

В итоге, как я уже говорила, составили схему с менее токсичными препаратами. Там не вливают весь объем сразу, как у нас, а отслеживают реакцию организма, и только потом решают, продолжать или заменить препараты. К тому же, раковые клетки со временем вырабатывают устойчивость к лечению, так что корректировать его все равно надо.

По поводу хирургического лечения сказали, что в настоящий момент опухоль является неоперабельной. И предупредили, что если где-то мне предложат делать операцию, ни в коем случае не соглашаться, поскольку это лишь приблизит летальный исход.

Насколько эффективной окажется подобранная в Израиле терапия, будет ясно позже. Мне назначили четыре курса «химии» длительностью три дня каждый с перерывом 14 дней. После этого нужно будет снова сдавать анализы и обследоваться. Лечение буду проходить в нашем онкологическом диспансере, но – израильскими препаратами, которые привезла с собой. В Израиле доктор сказал, что в этих препаратах он полностью уверен, а в российских – нет. У нас в основном аналоги, а там запатентованные оригиналы.

Если бы передо мной вновь встал выбор: ехать или нет – однозначно поехала бы. В Израиле даже химиотерапия далась намного легче, без тяжелых побочек, которые у меня были здесь. Если честно, перед отъездом себя настраивала себя на худшее, думала, что снова буду лежать пластом. А на самом деле во время лечения чувствовала себя более-менее сносно, ежедневно вставала, занималась кое-какими бытовыми делами.  

Сейчас сбор средств на лечение закрыли. Почему?

Потому что изначально думали о других методах, более дорогостоящих, а по факту все мое лечение сейчас это «химия», так что смысла продолжать сбор нет. Врачи говорят, что есть шанс добиться установления ремиссии. Раз в квартал мне нужно будет обследоваться, чтобы доктора могли видеть, как организм отвечает на лечение.

Мы договорились, что израильские врачи продолжат меня вести – благо сейчас есть возможность консультироваться по видеосвязи. Но если назначенные препараты перестанут работать и нужно будет менять схему, то придется ехать еще раз. Собранных денег должно хватить и на дорогу, и на лекарства.

Что у вас в ближайших планах?

По возвращении домой я сразу окунулась в подготовку праздника для детей. Было много гостей. Я чувствовала себя неплохо – гораздо лучше, чем до отъезда в Израиль, – и во всей приятной суете на время, казалось, почти забыла о болезни. Сейчас я не жалуюсь на самочувствие: может, лечение работает, а может, и домашняя обстановка помогает. Посмотрим, как будет дальше. Далеко идущих планов не строю. Стараюсь как можно больше времени проводить с детьми – играть, гулять, готовить для них.

Скоро начнется очередной курс «химии». Очень надеюсь, что не придется все время лежать в больнице. Вроде бы должны поставить дозатор, и следующие два дня я смогу быть дома. Болезнь все-таки дает о себе знать, очень быстро устаю. Поэтому с детьми помогают наши с мужем мамы, они навещают нас каждый день.

Недавно занялась оформлением инвалидности – с ней мы сможем рассчитывать на бесплатный детсад для малышей. Так что снова пришлось бегать по врачам, собирать документы, но думаю, скоро уже все будет готово. Кстати, после объявленного сбора денег мою историю в нашем городе многие знают. Например, когда я пришла в поликлинику и сказала, что мне нужно взять справки у разных специалистов, врач, узнав меня, без разговоров выписала все направления. Невролог тоже узнала.

По этой причине сложно сейчас с работой. Куда ни приду – узнают, и начинают сочувствовать, а я не привыкла, чтобы меня жалели или делали для меня что-то из жалости. На детской площадке тоже разговоров только про мою болезнь, все спрашивают, интересуются. Но я всегда пытаюсь переводить разговор на детскую тему. Хотя понимаю, что люди спрашивают без злого умысла. Но мне и неприятны все эти разговоры.

С надеждой на чудо

«Израильские врачи сказали, что у людей с таким, как у меня, диагнозом ремиссия нередко длится пять и больше лет, – говорит Юля. – Но никаких прогнозов не давали, чтобы не обнадеживать. Заверили, что делают все возможное, чтобы добиться установления ремиссии. А там время покажет. Бывают и чудеса. Возможно, вскоре и у нас появится какое-то инновационное лечение. Или экспериментальную терапию предложат – я бы, не задумываясь, дала согласие».

«Чувствую, что с каждым днем самочувствие понемногу улучшается, – продолжает Юля. По крайней мере нет тех нестерпимых болей, как раньше – израильские препараты хорошо помогают. И настроение уже совсем другое. Если надо будет еще раз съездить в Израиль, поеду. Но надеюсь, что все же не придется».

В настоящее время петрозаводчанка проходит лечение в онкодиспансере по месту жительства: «химию» ей делают израильскими препаратами. По словам врачей, состояние женщины стабильное. Они отмечают, что после первого курса лечения, пройденного в израильской больнице, ей стало лучше, болевые ощущения почти ушли. Впереди еще три курса, после которых врачи проведут обследование, чтобы отследить динамику терапии.

  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1
(3 голоса, в среднем: 5 из 5)


Консультация врача
Профессор Моше Инбар
Здравствуйте, меня зовут Профессор Моше Инбар. С удовольствием отвечу на Ваши вопросы.

Сравните цены на лечение в клиниках Израиля и сэкономьте до 30% от стоимости!

1
2
Направления